Шэрон Стоун выглядит потрясающе в 57 лет

Журнал Harper’s Bazaar опубликовал фотографии в стиле ню 57-летней сорвиголовы Шэрон Стоун.

Очевидно, звезда пошла на этот шаг, чтобы вновь всколыхнуть внимание прессы и публики к своей персоне. В последнее время Стоун в фильмах почти не снимается.

1461556564_876_1000_compressed
фотосессия для журнала Harper’s Bazar

Вы можете взглянуть на эти фото и подумать: «Ну, конечно, с ее-то деньгами и полным отсутствием проблем… Она же живет куда более легкой жизнью, чем мы!». Но это не так.

В 2001 году Шэрон Стоун болела аневризмой, а потом едва не умерла от кровоизлияния.

Она вышла из больницы, не будучи в состоянии говорить без заикания, ходить без хромоты. Она даже разучилась читать! В течение следующих нескольких лет ее брак с журналистом Филом Бронштейном распался, и Шэрон потеряла право опеки над их приемным сыном Роаном.

Стоун пережила инсульт, а когда очнулась в палате через три дня, сказала доктору: «Мне, наверно, нужно позвонить маме». Тот ответил:«Вы правы. Ведь вы скоро можете утратить способность говорить».

Мать актрисы прилетела из Пенсильвании так быстро, как только могла: в шортах, в которых работала в саду. Несколькими днями позже ангиограмма показала, что у Шэрон случился разрыв позвоночной артерии.

Чтобы залечить рану, врачи установили ей 22 платиновых катушки.

1461556439_31461556505_11461556527_21461556527_4

Внутреннее кровотечение ослабло, но полостью остановилось только через два года.

После этой истории она поняла, что сексуальность — это не только внешняя оболочка.

«Если бы я верила, что быть сексуальной — это быть той, какой я была в «Основном инстинкте», мне бы было очень тяжело жить сегодня».

И продолжает: 

«Я чувствую, что вся моя ДНК изменилась. Мой мозг с тех пор думает совершенно по-другому, изменилась моя походка, у меня поменялись вкусы, ушел один тип аллергии и пришел — другой».

Ей потребовались месяцы, чтобы полностью восстановилась ее левая нога, и годы — чтобы восстановить зрение. Пару месяцев Стоун боролась с заиканием.

Теперь она говорит, что, наконец, поняла главное: совершенство — это иллюзия в любом возрасте.

«Все относительно. Сейчас, в 57 лет, я чувствую себя лучше, чем во время первой фотосессии в Playboy в 1990 году».

Добавить комментарий