«Безумный Макс: дорога ярости» вышел в украинский прокат 0 24

Но исходя из того, что основные впечатления от фильма укладываются в восторженный возглас «полный ***» (очень, невероятно, беспредельно круто), дальше в силу понятных причин придётся либо тщательно подбирать эпитеты, либо вообще перейти к второстепенным на общем фоне деталям.

Дорога ярости — постапокалиптический экшн-фильм режиссёра Джорджа Миллера, являющийся четвёртым во франшизе о Максе Рокатански, которая была невероятно популярна в 1980-х, рассказывает о событиях, которые произошли между первой и второй частью фильма. Жаль, что попристальнее полюбоваться всей этой кишащей босхианско-брейгелевской красотой не получается: в отличие от „Трудно быть богом“, два часа „Дороги ярости“ пролетают в один миг, разгоняясь сходу и газуя тогда, когда газовать вроде бы уже некуда. Цинизм и восторженное варварство „Макса“, при всей его аттракционности, приближают зрителя к голой сути насилия и войны гораздо сильнее, чем многие серьезные фильмы. Мы становимся свидетелями одной безумной погони, и на сколько там обрезала волосы Шарлиз Терон, не так уж и важно. По большей части — обезмолвевшему. Том Харди уже согласился сниматься в продолжении. Миллер словно растил и воспитывал „Безумного Макса“-ребенка»». Итого — героиня Шарлиз без руки смотрится привычно, а вот вокруг происходящее — точно нет. Через полчаса бронебойного экшена нам дают на время отдохнуть, обозначив главных персонажей, а затем вновь погружают в шквал бессловесной погони, эффектной и изобретательной на детали. Миллер взялся за «Делай ноги!». Моргнуть некогда. Режиссер-пенсионер Миллер снял — во всей мощи современных технологий притом — совершенно самобытное, своевольное, неудержимое кино, которое идет своим путем во всем. При этом Харди не обладает чисто человеческой глубиной и харизмой первого «Макса» Мела Гибсона, а потому смотрится чистой функцией (или мистическим духом возмездия), но уж никак не мессией в черной коже, которым видел своего героя будущий автор «Храброго сердца». А там, по бокам, полубеременные девицы да и маньяк за спиной. Тем не менее, вся планета медленно, как в пустыне взглядом. «День изо дня на протяжении шести месяцев нас подбрасывали в воздух и бросали о металл».

«Кинокартина приятно удивит всех поклонников культового шедевра Томаса Яна — „Достучаться до небес“, ибо есть в ней что-то схожее, да к тому же здесь минимально засветился „Красавчик“ — Тиль Швайгер». В первом, по крайней мере, фильме mad означало скорее «злой» или «в бешенстве», — теперь же Макс действительно помешанный: первую осмысленную реплику вместо рычания произносит в середине фильма, а свое имя вспоминает в самом конце. Страшное дело, но пока ты еще не успел завизжать, Миллер справляется и с этим.

Шарлиз Теронн в Каннах утром в откровенном мини вечером в скромном макси Шарлиз Теронн и Шон Пен

Добавить комментарий